Облик государственных компаний


Облик государственных компаний


Облик государственных компаний

На рубеже 60—70-х годов правящие круги попытались кардинально изменить облик государственных компаний электроэнергетики, угледобычи и транспорта, функционирование которых долгое время существенно отличалось от деятельности частных предприятий. Как нами уже отмечалось, государственные компании базисных отраслей включались в хозяйственный оборот без посредства стихийного механизма цен. Производственные задания для них устанавливались плановыми органами на основе макроэкономических оценок потребностей, и правительство осуществляло жесткий контроль за их выполнением. Цены и тарифы на продукцию фиксировались на уровне, часто не позволяющем возместить издержки производства. Заниженные цены служили, с одной стороны, каналом присвоения части создаваемой здесь прибавочной стоимости монополистическим капиталом, с другой — источником «преднамеренно организуемого» дефицита национализированных отраслей.

На каком-то этапе отмеченные особенности функционирования государственного сектора перестали отвечать интересам монополистических кругов. «Нерыночная смычка» между производством и потреблением продукции национализированных компаний становилась инородным элементом в хозяйственном механизме, где расширялось частномонополистнческое регулирование. С падением таможенных барьеров международные конкуренты получили возможность «захватывать» через самые низкие в Европе тарифы на электроэнергию и транспортные перевозки часть прибавочной стоимости, предназначенной для косвенного субсидирования национального монополистического капитала.

В конце 60-х годов правительство одобрило доклад группы экспертов («комитета Нора»), анализировавшей перспективы государственного предпринимательства. Авторы указанного документа предлагали расширить автономию управления национализированными отраслями; перейти к системе ценообразования, более гибко учитывающей рыночные условия; отдать приоритет повышению цен н тарифов как методу финансирования и полностью отказаться от бюджетных дотаций государственным предприятиям.

Однако вживление национализированных отраслей в «рыночную экономику» оказалось процессом весьма болезненным, отрицательно отразившимся на развитии как государственных предприятий, так и хозяйства в целом. При характеристике положения национализированного сектора в деловой прессе все чаще использовались выражения «упадок», «удушение», «эвтаназия» или даже «смерть государства-предпринимателя».

В начале 70-х годов правительство попыталось упразднить жесткое регламентирование деятельности национализированных отраслей, подписав «программные контракты» с Национальным обществом железных дорог и «Электрисите де Франс». В рамках контрактных отношений эти компании, взяв на себя обязательства достигнуть согласованные с правительством производственные цели, получили право проводить самостоятельную инвестиционную политику. Одновременно, следуя провозглашенным в докладе Нора принципам, государство сократило масштабы субсидирования «своих» предприятий.
Между тем в обстановке усиления инфляционных тенденций правящие круги продолжали сдерживать рост тарифов на электроэнергию и транспорт. Сохранение прямого контроля над ценами ограничивало возможность государственных предприятий финансировать капиталовложения из внутренних источников и заставило их обращаться к ресурсам национального и международного рынка ссудного капитала. Стремительное увеличение финансовых издержек, связанное с заменой бюджетного субсидирования частными займами, фактически поставило национализированные предприятия на грань банкротства, и они оказались вынужденными свертывать инвестиционные программы. Удельный вес капиталовложений государственных предприятий в общей величине инвестиций сократился с 7з в 1967 г. до Vs в 1974 г.


Оставить комментарий

Пожалуйста авторизуйтесь

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
иконка